МЭЛСМОН Японская инъекционная плацента для здоровья и красоты
Проверьте оригинальность
продукта по серии

ПРИМЕНЕНИЕ ПЛАЦЕНТАРНОЙ ТЕРАПИИ В КОРРЕКЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ НАРУШЕНИЙ ЖЕНСКОГО ЗДОРОВЬЯ: ИССЛЕДОВАНИЯ И КЛИНИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА. Научно-практический журнал «Акушерство и гинекология». 3/2020

И.А. АПОЛИХИНА1,2, А.С. САИДОВА1, И.И. БАРАНОВ1

1 ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России, Москва, Россия

2 Кафедра акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии ИПО ФГАОУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский университет), Москва, Россия

Комплексная терапия функциональных нарушений женского здоровья, направленная как на коррекцию патологических состояний, так и на повышение качества жизни, является важнейшей задачей современной гинекологии. Гормональная терапия, эффективная при многих подобных нарушениях, зачастую оказывается неэффективной и/или неприемлемой по ряду причин, и возникает необходимость в поиске альтернативных методов и подходов. Одним из таких подходов является применение органопрепаратов в виде экстракта человеческой плаценты. В России при гинекологических показаниях зарегистрирован один плацентарный препарат — «Мэлсмон» производства «Мелсмон Фармасьютикал Ко.Лтд.», Япония. Цель данной работы — обобщить опыт клинических исследований и применения в медицинской практике плацентарных препаратов, а также очертить перспективы их дальнейших исследований и применения. Препарат «Мэлсмон», подтвердивший свою эффективность и безопасность при климактерическом синдроме, исследуется и применяется в комплексной коррекции таких заболеваний, как генитоуринарный менопаузальный синдром, преждевременная недостаточность яичников, в поддерживающей терапии у онкогинекологических пациенток, для повышения имплантационной восприимчивости эндометрия при бесплодии.

Ключевые слова: климактерический синдром, клинические исследования, плацентарная терапия.

Вклад авторов. Аполихина И.А., Саидова А.С., Баранов И.И.: концепция и дизайн исследования, сбор и обработка материала, подбор литературы по заявленной теме, написание текста, редактирование.

Конфликт интересов. Авторы статьи заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Финансирование. Работа выполнена без спонсорской поддержки.

Для цитирования: Аполихина И.А., Саидова А.С., Баранов И.И. Применение плацентарной терапии в коррекции функциональных нарушений женского здоровья: исследования и клиническая практика. Акушерство и гинекология. 2020; 3: https://dx.doi.Org/10.18565/aig.2020.3.

USE OF PLACENTAL THERAPY IN THE CORRECTION OF FUNCTIONAL IM AIRMENTS IN WOMEN: INVESTIGATIONS AND CLINICAL PRACTICE

APOLIKHINA1,2, A.S. SAIDOVA1, I.I. BARANOV1

1 Academician V.I. Kulakov National Medical Research Center of Obstetrics, Gynecology, and Perinatology, Ministry of Health of Russia, Moscow, Russia

2 Department of Obstetrics, Gynecology, Perinatology, and Reproductology, I.M. Sechenov irst Moscow State Medical University (Sechenov University), Ministry of Health of Russia, Moscow, Russia

Combination therapy for female functional disorders, which is aimed at both correcting pathological conditions and improving the quality of life, is the most important task of modern gynecology. Hormone therapy that is effective in many of these disorders is often ineffective and/or unacceptable for several reasons, and there is a need to search for alternative methods and approaches. One of these approaches is the use of organ preparations as a human placental extract. One placental drug Melsmon manufactured by Melsmon Pharmaceutical Co., Ltd., Japan, has been registered in Russia for gynecological indications. The goal of this paper is to generalize the experience in conducting clinical trials and using placental drugs in medical practice and to outline the prospects for their further trials and application. Melsmon that has proven to be effective and safe for menopausal syndrome, is being tested and used in the combination correction of diseases, such as genitourinary syndrome of menopause, premature ovarian failure, and in the maintenance therapy of gynecological cancer patients to increase the implantation susceptibility of the endometrium in infertility.

Keywords: menopausal syndrome, clinical trials, placental therapy.

Authors contributions. Apolikhina I.A., Saidova A.S., Baranov I.I.: concept and design of the investigation; material collection and processing; selection of literature on the declared topic; writing the text; editing.

Conflict of interest. The authors declare that there are no conflicts of interest.

Financing. The investigation has not been supported.


Современная медицина рассматривает женское здоровье как комплексное благополучие женщины, включающее многочисленные физические, пси­хические и социальные аспекты, в противополож­ность господствовавшему ранее представлению о здоровье как об отсутствии патологий и заболе­ваний. В зависимости от этапа жизненного цикла организма женщины сталкиваются с различными проблемами, которые, не представляя непосред­ственной угрозы жизни, тем не менее могут ока­зать существенное негативное влияние на качество жизни. Одной из таких проблем является кли­мактерический синдром — расстройство, которому в период от пре- до постменопаузы подвержены 40—60% женщин, причем у половины из них отме­чается его тяжелое течение [1].

Во время менопаузы дефицит эстрогенов при­водит к различным физическим и психологиче­ским симптомам и заболеваниям. На ранней стадии менопаузы развиваются вазомоторные симптомы, такие как приливы, ночная потливость, а также психологические симптомы — перепады настрое­ния, депрессивные состояния и др. При дальней­шем прогрессировании климактерического син­дрома увеличивается частота остеопороза, сердеч­но-сосудистых и цереброваскулярных заболеваний, урогенитальных расстройств [2].

Традиционно для лечения климактерических расстройств применяется гормональная терапия. Безусловно, во многих случаях она оказывается эффективной, однако зачастую переносимость гор­мональных препаратов оставляет желать лучшего; кроме того, учитывая риски, связанные с приме­нением, многие женщины отказываются от приема соответствующих препаратов, опасаясь развития онкологических заболеваний, набора веса и других побочных явлений. В связи с этим специалистами постоянно ведется поиск альтернатив, не уступаю­щих по эффективности гормонотерапии, но облада­ющих менее выраженными побочными эффектами. В качестве одной из таких альтернатив в современ­ной медицине получила распространение плацен­тарная терапия — применение органопрепаратов в виде экстракта человеческой плаценты.

Возможности использования экстракта плаценты в терапии заболеваний различных органов активно изучаются в разных странах мира с середины ХХ в. История применения плаценты в медицинских целях в форме экстрактов и клеточных/тканевых трансплантатов насчитывает многие десятилетия, однако только к концу ХХ—началу XIX в. развитие клеточных технологий позволило систематизиро­вать накопленные эмпирические данные и вклю­чить плацентарную терапию в поле доказательной медицины [3]. Регенеративные свойства, антиок­сидантная активность и противовоспалительный эффект плацентарных препаратов были продемон­стрированы в ходе их применения в лечении рев­матоидных артритов, дисфункции печени, вити- лиго и других заболеваний [4, 5], а также для тера­пии расстройств репродуктивной системы, вклю­чая бесплодие и климактерический синдром [6]. Способность плацентарных препаратов повышать активность клеточного и тканевого дыхания, сти­мулировать регенерацию тканей, активизировать процессы саморегуляции организма, способствуя снижению числа и выраженности климактериче­ских симптомов, была подтверждена рядом клини­ческих исследований [7, 8].

Медицинское применение методик, представля­ющих собой альтернативу традиционной терапии выбора, требует серьезной доказательной базы, под­тверждающей их эффективность и безопасность, что в полной мере касается и использования пла­центарных препаратов. В России для терапии кли­мактерических расстройств зарегистрирован один плацентарный препарат — «Мэлсмон» производства «Мелсмон Фармасьютикал Ко.Лтд.», Япония (реги­страционное удостоверение ЛП-000550), прошед­ший значительное число клинических исследова­ний и применяемый в гинекологической практике с середины ХХ в.

Препарат «Мэлсмон» представляет собой гидроли­зат человеческой плаценты, получаемый из терми­нальных ворсин хориона, в состав которого входят:

  • 16 аминокислот, в том числе незаменимых, про­являющих антиоксидантную активность (тирозин, триптофан, фенилаланин, урацил), а глутаминовая и аспарагиновая аминокислоты способны связы­вать свободные радикалы;
  • моносахариды, вступающие в реакции окис­ления, приводящие к образованию 3 типов кислот (глюконовой, глюкуроновой и глюкаровой) и при­нимающие активное участие в обмене информаци­ей между клетками и межклеточным веществом;
  • полиненасыщенные жирные кислоты (омега- 3, стеариновая, пальмитиновая, миристиновая, арахиновая и т.д.), обеспечивающие пластичность клеточных мембран, снижающие окислительный стресс и увеличивающие экспрессию противово­спалительных маркеров;
  • низкомолекулярные (сигнальные) пептиды, обеспечивающие котрансляционный или посттран­сляционный транспорт белка в соответствующие органеллы (ядро, митохондрии, хлоропласт, эндо­плазматический ретикулум, апопласт или перок- сисома), тем самым влияя на экспрессию генов, создание оптимального физиологического темпа деления клеток, регуляцию межклеточных взаимо­действий и нормализацию метаболических процес­сов [9-12].

Препарат выпускается в форме раствора для инъ­екций и вводится подкожно. Механизм действия препарата полностью не изучен, однако его без­опасность и эффективность доказательно подтвер­ждаются, и его исследования при различных пока­заниях продолжаются и в настоящее время.

Доклинические испытания и ранние клинические исследования

Препарат «Мэлсмон» был разработан в Японии в середине XX в. и одобрен для применения Министерством здравоохранения Японии в 1959 г. Первые клинические испытания проводились в Японии в 1950-1980-х гг. В начале XXI в. в связи с развитием клеточных технологий и повсемест­ным распространением принципов доказательной медицины проводились исследования препарата «Мэлсмон» при различных нозологиях, а также осуществлялся ряд новых доклинических испыта­ний для уточнения свойств и механизма действия препарата.

В 1981 г. были опубликованы результаты пла- цебо-контролируемого исследования препарата «Мэлсмон» при недостаточной секреции грудного молока [13]. В исследование вошли 135 женщин после благополучных родов, возраст 97,7% участ­ниц составил 20-34 года, из них возраст 56,3% пациенток — 25-29 лет (остальные 2,3% участ­ниц — младше 19 и старше 35 лет). Случаи первых родов в возрасте старше 30 лет составили 23,7%. Препарат «Мэлсмон» вводили по одной ампуле в день с 1-го по 5-й дни после родов. Общая оценка «очень эффективно» и «эффективно» препарата «Мэлсмон» и плацебо составила 68,6 и 22,0% соот­ветственно. В группе женщин в возрасте 30 лет и старше, которые предположительно будут страдать от недостаточной секреции молока, общее значе­ние «очень эффективно» и «эффективно» в группах с применением препарата «Мэлсмон» и плацебо составляет 64,7 и 20,0%, также отмечены сущест­венные различия. Никаких связанных с препаратом побочных явлений не отмечалось. Таким образом, препарат «Мэлсмон» был признан эффективным и безопасным для увеличения секреции молока, в том числе при первых родах в позднем возрасте.

Первое многоцентровое плацебо-контролируе- мое исследование препарата «Мэлсмон» в терапии климактерических расстройств было проведено в Японии в 1980 г. у 64 пациенток с климактериче­скими расстройствами (34 пациентки в группе с применением препарата «Мэлсмон» (далее — груп­па Мэлсмона), 30 пациенток в группе плацебо) [14]. Оценивали влияние препарата на снижение физи­ческих и психологических симптомов климакте­рического расстройства. Суммарная оценка «очень эффективно» и «эффективно» общего улучшения симптомов в группе Мэлсмона составляет 77,4%, в группе плацебо — 25,0%, отмечено статистически значимое различие по сравнению с группой пла­цебо (р<0,005). В отношении доли улучшения пси­хологических симптомов суммарная оценка «очень эффективен» и «эффективен» в группе Мэлсмона составляет 67,8%, а в группе плацебо — 25,0% (р<0,005). Побочных эффектов от применения пре­парата не наблюдалось; таким образом, в данном исследовании препарат был оценен как высокоэф­фективный при умеренно выраженных симптомах климактерического расстройства, имеющий отлич­ную переносимость и профиль безопасности.

В 2008 г. в Южной Корее было проведено ран­домизированное плацебо-контролируемое иссле­дование безопасности и эффективности влияния препарата «Мэлсмон» на уменьшение симптомов постменопаузы, на концентрацию эстрадиола и фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) в крови [15]. В исследовании приняли участие 169 паци­енток, у которых наблюдали симптомы постмено­паузы. Все участницы исследования были разде­лены на основную группу, в которой пациенткам вводили подкожно экстракт человеческой плацен­ты, и контрольную группу, в которой вводили физиологический раствор. Участницам исследова­ния препараты вводили 2 раза в неделю в течение 3 недель, всего 6 доз. Сравнивали выраженность симптомов постменопаузы по индексу Куппермана, интенсивность и частоту приливов, определяемые по результатам опроса пациенток, а также кон­центрацию эстрадиола и ФСГ в крови до и после исследования. После применения экстракта чело­веческой плаценты индекс Куппермана в основной группе составил 16,9+9,3, а в контрольной груп­пе — 23,8+8,3 (р<0,001). В основной группе индекс снизился на 14,0+9,4, в то время как в контрольной группе — на 7,6+5,7 (р<0,001). Скорость снижения индекса Куппермана в основной группе была равна 45,0+25,9, а в контрольной — 24,8+18,4 (р<0,001). Не было обнаружено значимых различий в уров­нях эстрадиола в крови между двумя группами. Что касается выраженности и частоты приливов, в основной группе наблюдалось значительное сниже­ние и облегчение данных симптомов. Количество нежелательных явлений в двух группах было сопо­ставимым, при этом не была выявлена связь неже­лательных явлений с исследуемым препаратом. Таким образом, при подкожном введении экстракта человеческой плаценты у женщин с климактериче­ским синдромом наблюдалось уменьшение соответ­ствующих симптомов без изменения концентрации эстрадиола и ФСГ в крови, что говорит об эффек­тивности препарата при данном расстройстве и подтверждает его безопасность.

В 2010 г. был представлен отчет об исследовании биологических эффектов препарата «Мэлсмон» на лабораторных животных, подверженных воздей­ствию бензопирена [16]. Выбор ксенобиотика был обусловлен тем, что бензопирен является хоро­шо известным канцерогеном, классифицирован­ным Международным агентством по исследова нию рака (IARC) как полициклический арома­тический углеводород (ПАУ). Он присутствует в пище, на производстве и в окружающей среде, и активные промежуточные продукты его метабо­лизма оказывают мутагенный и канцерогенный эффекты в биологических системах. В исследо­вании были использованы мужские особи крыс породы Спраг-Доули (n=80). Оценивали влияние препарата «Мэлсмон» на организм животных с моделью окислительного стресса, вызванного вве­дением бензопирена. Методом кометного анализа определяли разрывы одноцепочечных ДНК и через восстановление повреждений ДНК доказывали антиоксидантные эффекты. Кроме этого, оцени­вали перекисное окисление липидов (ПОЛ) и сте­пень окислительного повреждения по результатам измерения концентрации активности супероксид- дисмутазы (СОД). Было отмечено, что препарат «Мэлсмон» восстанавливал повреждение в ДНК на уровне лимфоцита, потому что воздействие бен­зопирена на крыс вызывало повышение значения момента хвоста по Оливе, в то время как пред­варительное применение препарата «Мэлсмон» у опытных животных до воздействия бензопиреном в значительной степени снижало значение момента хвоста по Оливе. Установлено, что предварительное применение препарата «Мэлсмон» в существенной степени снижало концентрации провоспалитель­ных цитокинов, таких как фактор некроза опухоли (ФНО-а), интерлейкины (ИЛ-1 и ИЛ-6). Динамика показателей биохимических маркеров — концент­рации СОД, малонового диальдегида и карбанила — подтвердила антиоксидантное действие препарата «Мэлсмон» у крыс с моделью окислительного стрес­са, а снижение концентрации провоспалительных цитокинов — противовоспалительный эффект. На основании данных результатов был сделан вывод о том, что препарат «Мэлсмон» может оказывать защитный эффект от воздействия окислительного стресса.

Опыт применения и исследования в России

Препарат «Мэлсмон» был зарегистрирован в России в 2011 г. в качестве рецептурного лекарст­венного средства для применения у женщин в пери- и постменопаузе. Отечественными специалистами проведены исследования и накоплен значимый опыт в клиническом применении препарата, ока­завшие существенное влияние на понимание меха­низма его действия и расширяющие перспективы его клинического использования.

В 2013-2014 гг. было проведено слепое рандоми­зированное плацебо-контролируемое исследование для оценки клинической эффективности и безопас­ности препарата «Мэлсмон» в сравнении с плацебо в коррекции климактерических симптомов у жен­щин в перименопаузе [17]. В исследовании участ­вовали 40 женщин в перименопаузе с симптома­ми климактерического синдрома (КС). Пациентки с КС, включенные в исследование, вошедшие в группы с применением плацентарного препарата (n=20) и плацебо (n=20), не отличались по воз­расту, индексу массы тела (ИМТ), концентрации ФСГ в сыворотке крови, длительности КС, величи­не модифицированного менопаузального индекса (ММИ), исходным характеристикам сна (на осно­ве результатов оценки Стэнфордского опросни­ка) и частоте гормонозависимых гинекологических заболеваний. Был проведен сравнительный ана­лиз динамики клинических симптомов и изучае­мых лабораторных показателей при использовании плацентарного препарата «Мэлсмон» и плацебо. В обеих группах через 4 месяца применения препа­рата и плацебо было зарегистрировано существен­ное уменьшение ММИ: с 48,31±1о,79 до 2б,33±7,39 балла в группе женщин, использовавших препарат «Мэлсмон», и с 48,21 ±9,65 до 33,11± 12,29 балла в группе плацебо, с одинаковым уровнем стати­стической значимости различий (р=0,0001 в обеих группах).

У женщин с КС было выявлено значимое умень­шение времени засыпания и количества ночных пробуждений с одновременным увеличением про­должительности сна без существенных различий в группах с применением плацентарного препа­рата и плацебо. После лечения также отмечено сопоставимое статистически значимое улучшение общего самочувствия как у пациенток, получавших препарат «Мэлсмон», так и у женщин группы пла­цебо. В то же время при применении гидролизата плаценты, в отличие от плацебо, зарегистрировано снижение психоэмоциональных расстройств после проведенного лечения. Так, в основной группе сни­жение настроения и наличие симптомов депрессии до лечения отмечали 15 (78,9%) пациенток, а после лечения — только 4 (21,1%) женщины (р=0,002), тогда как в группе плацебо — 15 (78,9%) и 11 (57,9%) соответственно (р=0,14).

В ходе наблюдения, по данным эхосонографии (ЭСГ) органов малого таза, в обеих группах не выявлено патологических изменений, в том числе изменений толщины эндометрия. При этом у 6 (32%) женщин, которым был назначен гидролизат плаценты, было отмечено восстановление менстру­альной функции после периода аменореи, а в груп­пе плацебо — у 1 (5%) пациентки; р=0,09. Отмечали улучшение состояния кожи 14 (73%) пациенток из основной группы и лишь 4 (21%) получавших пла­цебо (р=0,04). По результатам 4-месячного иссле­дования было установлено, что применение пре­парата «Мэлсмон» сопровождается положительной динамикой купирования климактерических симп­томов. Это объясняется способностью препарата оказывать влияние на клеточное дыхание, повышая активность митохондриальных ферментов без сти­муляции выработки гормонов, а отсутствие в соста­ве препарата гормонов, ферментов, белков, вита­минов и факторов роста исключает возможность появления побочных эффектов, опосредованных влиянием данных веществ. Отсутствие гормональ­ной активности делает возможным синергическое использование препарата «Мэлсмон» у женщин в климактерическом периоде в комбинации с пре­паратами менопаузальной гормональной терапии (МГТ) без повышения рисков возникновения побочных эффектов.

В дальнейшем эффективность применения препарата «Мэлсмон» при КС исследовалась и в более долгосрочной перспективе — в течение года после окончания терапии [18]. В исследовании у 35 женщин с КС был проведен сравнительный анализ краткосрочных (в течение 12 недель) и долгосрочных (через 12 месяцев) эффектов применения препарата «Мэлсмон» на репродуктивную систему и показатели психосоматического статуса. Через 12 недель после начала терапии отмечены позитивные изменения, проявляющиеся нормализацией статуса сердечно­сосудистой системы и метаболических процессов, которые сохранялись к концу периода наблюдения. Несмотря на отсутствие изменений массы тела, отмечалось статистически значимое снижение артериального давления (АД) (p<0,01) и частоты сердечных сокращений (ЧСС) (p<0,05). Данные позитивные изменения сопровождались оптими­зацией липидного профиля вследствие сниже­ния уровня холестерина (p<0,01) и триглицеридов (p<0,05).

Также исследователи подчеркивали, что, несмо­тря на отсутствие в препарате «Мэлсмон» гормонов, в динамике терапии через 12 недель и через 12 меся­цев после лечения отмечено стабильное изменение гормонального статуса женщин с КС. Так, помимо повышения уровня Е2 (p<0,001) практически в 2 раза, отмечалось снижение уровней ФСГ (p<0,05) и пролактина (p<0,01), что свидетельствует о включе­нии комплексных (центральных и периферических) механизмов регуляции контроля женской половой системы. Изменения лабораторных показателей закономерно сопровождались значимым улучше­нием психологического статуса и общего качества жизни пациенток. Оценка по различным функци­ональным доменам в рамках опросника женского здоровья выявила наиболее существенное влия­ние терапии препаратом «Мэлсмон» на изменения в следующих блоках: депрессивное настроение, вазомоторные симптомы, нарушение сна, сома­тические симптомы. Пациентки также отмечали улучшение внешнего вида и когнитивных функций. Исследователи заключают, что терапия препара­том «Мэлсмон» оказывает положительное воздей­ствие, отмечаемое как объективно, по лаборатор­ным показателям, так и субъективно, по оценкам пациенток, при этом эффект сохраняется в течение длительного (12 месяцев) периода времени.

Широкий спектр активности плацентарных пре­паратов делает возможным их применение не только в лечении отдельных симптомов климактерических расстройств, но и в комплексной коррекции таких заболеваний, как генитоуринарный менопаузаль­ный синдром (ГУМС). В 2017 г. было проведено исследование, в котором участвовали 62 пациентки в постменопаузе с наличием симптомов вульвова­гинальной атрофии разной степени выраженности и длительности [19]. Методом случайной выборки пациентки были разделены на 2 группы: 1-я (n=30) и 2-я (n=32), которые были сопоставимы по возрасту и клинической картине заболевания. Пациентки 1-й группы получали локальную форму менопаузальной терапии в виде вагинального крема эстриола по 1 дозе ежедневно в течение 12 недель Пациентки 2-й группы получали комбинацию локальной менопау­зальной гормональной терапии в виде крема ваги­нального эстриола, а также гидролизат плаценты (препарат «Мэлсмон») по 4,0 мл подкожно 2 раза в неделю в течение 12 недель. Эффективность тера­пии к концу 3-го месяца после ее проведения оце­нивали в виде редукции симптомов вульвоваги­нальной атрофии, диспареунии, нормализации pH влагалищного содержимого, повышения значения зрелости эпителия влагалища.

Результаты исследования продемонстрировали клиническую эффективность применения терапии препаратом «Мэлсмон» у пациенток с симптомами ГУМС. Так, выявлено статистически значимо боль­шее снижение симптомов вульвовагинальной атро­фии у пациенток группы с препаратом «Мэлсмон» — 0,12±1,1 балла в сравнении с женщинами из 1-й группы — 1,3±2,1 балла (р<0,001). Уже в конце 3-й недели терапии 49,4% женщин из 2-й группы отмети­ли купирование проявлений диспареунии. Стойкость достигнутого терапевтического эффекта проявлялась в виде отсутствия рецидивов в течение 3 месяцев. Также препарат благотворно влиял на психическое состояние: уменьшение симптомов депрессии отме­чено у женщин 2-й группы: 4,49±1,32 балла против 7,62±1,44 балла соответственно, а также снизился показатель шкалы ментального дистресса: 2,44±1,29 балла против 5,66±1,32 балла соответственно (р<0,005). Таким образом, по результатам исследо­вания препарат «Мэлсмон» был признан способ­ствующим регуляции пролиферативных процессов, улучшению кровоснабжения, устранению менталь­ного дистресса, эффективным и безопасным при назначении с лечебной и профилактической целью.

Препарат «Мэлсмон» в России исследовали также у пациенток с преждевременной недостаточно­стью яичников (ПНЯ) [20]. В данном направлении исследования ранее не проводились, поэтому его результаты могут дать начало новому направлению применения плацентарной терапии. Клиническое наблюдение было проведено у 41 пациентки с ПНЯ, которые условно были разделены на две группы:

1-я группа (основная) — 25 пациенток, получавших коррекцию синдрома ПНЯ препаратом «Мэлсмон», который вводился подкожно в течение 6 недель;

2-я группу (контроль) составили 16 пациенток с ПНЯ, которые в силу различных причин отказы­вались от лечения или не получали его.

В качест­ве симптоматической терапии, направленной на коррекцию вегетативных и психоэмоциональных симптомов, назначали фитопрепараты, седатив­ные средства. По результатам исследования было установлено, что у пациенток, получавших препа­рат «Мэлсмон», достоверно повышается уровень эстрадиола, снижается ФСГ и восстанавливают­ся М-Эхо-показатели. Таким образом, препарат оказывает нормализующее действие на клеточный метаболизм яичников, способствует нормализации нейрогуморальной функции у пациенток с ПНЯ в 52,0% случаев и может с успехом применяться для восстановления менструальной функции и лече­ния вегетососудистых расстройств, особенно у лиц с ПНЯ в самом начале возникновения синдрома с задержками менструации в течение 6 месяцев.

Представляет особый интерес исследование вли­яния препарата «Мэлсмон» на оксидативные про­цессы и психологический статус у больных гине­кологическим раком в состоянии постовариэкто- мического синдрома (ПОЭС) [21]. Число случаев хирургической менопаузы растет с каждым годом, особенно у молодых женщин, сопровождаясь суще­ственным ухудшением качества жизни, физическо­го и психического самочувствия, поэтому вопро­сы поддерживающей терапии для таких пациенток крайне актуальны.

В исследование была включена 131 женщина с раком шейки матки (РШМ), тела матки и яични­ков I—III стадии по FIGO репродуктивного возра­ста, которым были проведены тотальная гистеро- вариэктомия и лучевая супрессия яичников, после проведенного комбинированного, комплексно­го лечения и сочетанной лучевой терапии (СЛТ). Были сформированы 3 группы: в 1-ю группу (n=43) вошли пациентки с РШМ, раком тела матки и яич­ников, прошедшие комбинированное комплекс­ное лечение (хирургическое лечение и химиотера­пию), получившие препарат «Мэлсмон»; 2-я груп­па (n=37) сформирована из больных РШМ II—III стадии после СЛТ, также получивших Мэлсмон, в группу сравнения (n=51) включены больные, полу­чавшие специальное лечение РШМ, тела матки, рака яичников, которым назначалась традиционная симптоматическая витамино-, фито- и седативная терапия.

Для пациенток, получающих подобную терапию в связи с онкогинекологическими заболеваниями, особую проблему представляет выстраивание пси­хологической модели, позволяющей справиться с заболеванием на ментальном уровне. Это поведе­ние может быть основано на конструктивной базе (принятие, приспособление) или на деструктив­ной (отрицание, гнев, замыкание). В результатах, полученных в процессе проспективного наблю­дения и повторной психодиагностики, отмечены существенные явления динамики поведения боль­ных, включенных в группы терапии препаратом «Мэлсмон», в сторону конструктивности активи­зируемых форм совладания. Пациентки контроль­ной группы не изменили психологическую модель поведения. Результаты исследования подтвердили наличие прямой взаимосвязи между позитивным изменением психологического статуса и показате­лями оксидативного стресса. Снижение активности неконструктивных форм поведения (дистанцирова­ние, избегание, агрессия) непосредственно связано со снижением карбонильных продуктов окисления белков (р<0,001). Отсутствие аналогичной динами­ки в 3-й группе позволяет предполагать наличие прямого влияния примененного метода лечения на психосоматический статус пациентов, в частности, на выбор и применение эффективных стратегий преодоления стресса. Снижение уровней карбо­нильных продуктов окисления на фоне терапии подкожными инъекциями препарата «Мэлсмон» у больных, отягощенных гинекологическим раком в состоянии ПОЭС, свидетельствует о возможно­сти участия белковых молекул в антирадикальной защите. В то же время не было выявлено ухудшения прогноза основного заболевания на фоне приема препарата, что подтверждает данные о его безопас­ности. Таким образом, результаты исследования открывают новую возможность для применения препарата «Мэлсмон» в качестве поддерживаю­щей терапии для онкогинекологических пациенток, оказывающей положительное влияние на их психо­соматическое состояние.

Препарат также изучался в терапии постгистер- эктомического синдрома (ПГЭС), который, как и ПОЭС, встречается у пациенток достаточно часто и выражается в существенном ухудшении обще­го состояния здоровья, в том числе ментального, увеличении рисков сопутствующих заболеваний и снижении качества жизни. По данным недавних исследований, ключевую роль в возникновении ПГЭС играют оксидативный стресс и митохондри­альная дисфункция, в результате которых наруша­ются клеточное дыхание и метаболизм, что, в свою очередь, ведет к усилению оксидативного стресса [22]. Учитывая подтвержденную ранее митохонд­риальную активность препарата «Мэлсмон» в соче­тании с хорошей переносимостью, представлялось логичным изучить возможность его применения у пациенток с ПГЭС. В нерандомизированном про­спективном клиническом исследовании участво­вали 62 женщины перименопаузального возраста (46,3±0,56 года) на сроках от 3 недель до 3 месяцев после гистерэктомии, проведенной без аднексэкто- мии (1-я группа, n=30) и с односторонней аднекс- эктомией (2-я группа, n=32), не получавшие мено­паузальной гормонотерапии [23]. Степень тяжести ПГЭС определяли с помощью опросника ММИ, ментальный статус — с помощью психометрической шкалы Бека, степень тревожных расстройств — по шкале Спилбергера, уровень маркеров оксидатив- ного стресса (СОД, глутатионпероксидаза) — мето­дом иммуноферментного анализа. В обеих группах пациентки получали препарат «Мэлсмон» подкожно в течение 12 недель. Проведенная терапия позволила снизить частоту вегетативно-сосудистых проявле­ний с 86,7 до 16,7% в 1-й группе и с 84,4 до 21,9% — во 2-й (р<0,001), также у пациенток были купиро­ваны проявления депрессии и тревоги, нормализо­вались показатели оксидативного стресса. Важно, что достигнутые улучшения стабильно сохранялись у пациенток минимум в течение года наблюдения по завершении терапии. Кроме того, пациентки отмечали улучшение общего самочувствия, внеш­него вида и когнитивных функций. Был сделан вывод о перспективности использования препарата «Мэлсмон» у пациенток с ПГЭС как для коррекции проявлений синдрома, так и с целью профилактики возраст-ассоциированных нарушений.

Еще одно потенциально перспективное направ­ление исследований и применения плацентарных препаратов — повышение имплантационной вос­приимчивости эндометрия при бесплодии. Данная проблема крайне актуальна, так как традиционная медицина далеко не всегда помогает восстановить естественную фертильность организма, а нынеш­ние репродуктивные технологии приводят к успе­ху экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) не чаще чем в 50% случаев. В силу этого весьма востребованы терапевтические инновации, кото­рые позволили бы повысить эффективность ЭКО. В качестве одной из таких возможностей исследу­ется и плацентарная терапия. Так, в 2018 г. были опубликованы результаты исследования влияния препарата «Мэлсмон» на экспрессию сигнальных молекул, обеспечивающих рецептивность эндоме­трия к имплантации [24]. Было выявлено статисти­чески значимое увеличение экспрессии маркеров кальретикулина, кисспептина и сиртуина-1, тогда как содержание цитохрома ароматазы Р450 пони­жалось в культурах эндометрия пациенток с бес­плодием под воздействием препарата «Мэлсмон». Это показывает наличие у препарата «Мэлсмон» биохимических и физиологических свойств, опре­деляющих разнонаправленную активность препа­рата на экспрессию сигнальных молекул в клетках эндометрия как в норме, так и при патологических состояниях, регулирующих внутри- и межклеточ­ные взаимодействия. Таким образом, препарат был признан перспективным в разработке методов вос­становления и повышения имплантационной вос­приимчивости эндометрия.

Приведенные результаты российских исследова­ний не только подтверждают ранее полученные за рубежом данные об эффективности плацентарной терапии при помощи препарата «Мэлсмон» в кор­рекции нарушений женского здоровья, но и рас­крывают новые возможности применения данной терапии. Перспективными представляются даль­нейшие исследования и разработки в сфере поддер­живающей терапии в хирургической гинекологии и онкогинекологии, в репродуктивной медицине и других смежных областях. Учитывая комплексный характер воздействия препарата и его психосомати­ческую активность, есть основания предполагать, что он может широко применяться как мощный биорегулятор физиологических процессов в тканях и органах не только в гинекологии, выступая как дополнение к традиционным медицинским вмеша­тельствам и как альтернатива им в случае необхо­димости.

Литература/References

  1. Кулаков В.И., Вихляева Е.М., ред. Менопаузальный синдром. М., 1996. 66 с. [Kulakov V.I., Vikhlyaeva E.M., eds. Menopauzal’nyi sindrom. Moscow, 1996. 66p. (in Russian)].
  2. Сметник В.П. Системные изменения у женщин в климактерии. Русский медицинский журнал. 2001; 9(9): 354—61. [Smetnik V.P. Sistemnye izmeneniya u zhenshchin v klimakterii. Russkii meditsinskii zhurnal. 2001; 9(9): 354-61. (in Russian)].
  3. Zheng J, ed. Recent advances in research on the human placenta. IntechOpen; 2012.
  4. Banerjee K.K., Bishayee A, Chatterjee M. Anti-inflammatory effect of human placental extract: A biochemical mechanistic approach. Riv. Eur. Sci. Med. Farmacol. 1992; 14(6): 361-6.
  5. Togashi S., Takahashi N., Iwama M., Watanabe S., Tamagawa K., Fukui T. Antioxidative collagen-derived peptides in human placenta extract. Placenta. 2002; 23(6): 497-502. https://dx.doi.org/10.1053/plac.2002.0833.
  6. Fogozhykh O., Prokopyuk V., Figueiredo C., Pogozhykh D. Placenta and placental derivatives in regenerative therapies: experimental studies, history, and prospects. Stem Cells Int. 2018; 2018: 4837930. https://dx.doi.org/10.1155/2018/4837930.
  7. Lee Y.K., Chung H.H., Kang S.B. Efficacy and safety of human placenta extract in alleviating climacteric symptoms: prospective, randomized, double-blind, placebo-controlled trial. J. Obstet. Gynaecol. Res. 2009; 35(6): 1096-101. https://dx.doi.org/10.1111/j.1447-0756.2009.01066.x.
  8. Kong M.H., Lee E.J., Lee S.Y., Cho S.J., Hong Y.S., Park S.B. Effect of human placental extract on menopausal symptoms, fatigue, and risk factors for car­diovascular disease in middle-aged Korean women. Menopause. 2008; 15(2): 296-303. https://dx.doi.org/10.1097/gme.0b013e3181405b74.
  9. Rustin P., Munnich A., Rotig A. Succinate dehydrogenase and human diseases: new insights into a well-known enzyme. J. Hum. Genet. 2002; 10(5): 289­91. https://dx.doi.org/10.1038/sj.ejhg.5200793.
  10. Togashi S., Takahashi N., Iwama M., Watanabe S., Tamagawa K., Fukui T. Antioxidative collagen-derived peptides in human-placenta extract. Placenta. 2002; 23(6): 497-502. https://dx.doi.org/10.1053/plac.2002.0833.
  11. Заключение экспертизы Столичного центра юридической диагностики и судебной экспертизы. №16/14. М., 2014. [Zakliuchenie ekspertizy Stolichnogo tsentra yuridicheskoi diagnostiki i sudebnoi ekspertizy. N16/14. M., 2014. (in Russian)].
  12. Bairoch A., Apweiler R. The SWISS-PROT protein sequence data bank and its supplement TrEMBL. Nucleic Acids Res. 1997; 25(1): 31-6. https://dx.doi. org/10.1093/nar/25.1.31.
  13. Karasawa Y., Yukio I., Shigeru K., Yoshihide K., Hiroshi K., Kazuo K. et al. Melsmon clinical trial on insufficient milk secretion. Foundation Clinical. 2007; 15(3): Mar-81; 11-21.
  14. Karasawa Y., Iwasaki Y., Kagawa S., Saito M., Iwasaki Y., Kimura Y. et al. Clinical treatment test of Melsmon on menopausal disorder. Med. Treat. 1981; 9(3): 1-10.
  15. Клинические испытания эффективности и безопасности экстракта плаценты для женщин с симптомами менопаузы. Отчет о результатах клинического исследования, протокол № GM0703/P1-001. Сеул, Корея, 2008. (Предоставлен производителем Мелсмон Фармасьютикал Ко. Лтд., Япония). [Klinicheskie ispytaniya effektivnosti i bezopasnosti ekstrakta platsenty dlya zhenshchin s simptomami menopauzy. Otchet o rezul’tatakh klinicheskogo issledovaniya, protokol № GM0703/P1-001. Seoul, Korea, 2008. (Predostavlen proizvoditelem Melsmon Farmas’yutikal Ko.Ltd., Japan). (in Russian)].
  16. Park S.Y., Phark S., Lee M., Lim J.Y., Sul D. Anti-oxidative and anti-inflam­matory activities of placental extracts in benzo[a]pyrene-exposed rats. Placenta. 2010; 31(10): 873-9. https://dx.doi.org/10.1016/j.placenta.2010.07.010.
  17. Коваленко И.И., Аталян А.В. Опыт применения гидролизата плаценты у женщин с климактерическим синдромом в перименопаузе. Гинекология. 2016; 18(5): 20-5. [Kovalenko I.I., Atalyan A.V. The expe­rience of using the placenta hydrolyzate in women with climacteric syn­drome in perimenopausal period. Ginecology/Ginekologiya. 2016; 18(5): 20-5. (in Russian)].
  18. Оразов M.F., Радзинский В.Е., Хамошина М.Б. Опыт использования таргетной плацентарной терапии для коррекции менопаузальных симптомов. Хирургическая практика. 2016; 4: 45-53. [Surgical Practice/ Khirurgicheskaya praktika. 2016; (4): 45-53. (in Russian)].
  19. Оразов M.F., Хамошина М.Б., Бебнева Т.Н., Поликарпова C.Р. Возможности гидролизата плаценты человека в комплексном лечении симптомов генитоуринарного синдрома в постменопаузе. Гинекология. 2017; 19(1): 27-30. [Orazov M.R., Khamoshina M.B., Bebneva T.N., Policarpova S.R. The possibility of human placenta extract in the treatment of symptoms The pos­sibility of human placenta extract in the treatment of symptoms genitourinary syndrome in postmenopausal women. Gynecology/Ginekologiya. 2017; 19(1): 27-30. (in Russian)]. https://dx.doi.org/10.26442/2079-5696_19.L27-30.
  20. Царегородцева М.В., Новикова Я.С., Подолян О.Ф. Преждевременная недостаточность яичников: новые возможности терапии. Климактерий. 2016; 3: 26-31. [Tsaregorodtseva M.V., Novikova Ya.S., Podolyan O.F. Prezhdevremennaya nedostatochnost’ yaichnikov: novye vozmozhnosti terapii Klimakterii. 2016; (3): 26-31. (in Russian)].
  21. Покуль Л.В., Оразов М.Р., Лебедева М.Г., Бебнева Т.Н., Поликарпова С.Р. К вопросу о возможности аллогенной плацентарной терапии постовариоэктомических проявлений у больных, отягощенных гинекологическим раком, после противоопухолевого лечения. Гинекология. 2017; 19(2): 34-41. [Pokul L.V., Orazov M.R., Lebedeva M.G., Bebneva T.N., Polikarpova S.R. The possibility of allogeneic placental therapy of postovariectomical manifestations in patients with gynecological cancer after antitumor treatment. Gynecology/Ginekologiya. 2017; 19(2): 34-41. (in Russian)]. https://dx.doi.org/10.26442/2079-5696_19.2.34-41.
  22. Подзолков В. И., Никитина Т.И., Брагина А.Е., Подзолкова Н.М. Полиметаболические нарушения после гистерэктомии: случай­ность или закономерность? Рациональная фармакотерапия в карди­ологии. 2011; 7(3): 294-9. [Podzolkov V.I., Nikitina T.I., Bragina A.E., Podzolkova N.M. Polymetabolic disorders after hysterectomy: a chance or a rule? Rational Pharmacotherapy in Cardiology/Ratsional’naya farmakoterapiya v kardiologii. 2011; 7(3): 294-9. (in Russian)].
  23. Оразов М.Р., Хамошина М.Б., Покуль Л.В., Бебнева Т.Н., Марапов Д.И., Поликарпова С.Р. Метаболическая терапия постгистерэктомического синдрома у женщин в перименопаузе. Фарматека. 2017; 12: 40-5. [Orazov M.R., Khamoshina M.B., Pokul L.V., Bebneva T.N., Marapov D.I., Polikarpova S.R. Metabolic therapy for posthysterectomic syndrome in peri- menopausal women. Farmateka. 2017; (12): 40-5. (in Russian)].
  24. Кветной И.М., Клейменова Т.С., Родичкина В.Р., Дробинцева А.О., Полякова В.О., Цыпурдеева А.А., Оразов М.Р., Поликарпова С.Р. Экспрессия сигнальных молекул в эндометрии человека: оптимизация имплантационной восприимчивости под действием аллогенного гидролизата плаценты. Молекулярная медицина. 2018; 16(1): 37—43. [Kvetnoy I.M., Kleimenova T.S., Rodichkina V.R., Drobintseva A.O., Polyakova V.O., Tsypurdeeva A.A., Orazov M.R., Polikarpova S.R. Endometrium: optimi­zation of the implantation susceptibility under the action of allogeneic pla­centa hydrolysate. Molecular Medicine/Molekulyarnaya meditsina. 2018; 16(1): 37—43. (in Russian)

Сведения об авторах:

Аполихина Инна Анатольевна, д.м.н., руководитель отделения эстетической гинекологии и реабилита! профессор кафедры акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктологии ИПО ФГАО’ (Сеченовский университет). Тел.: +7 (495)735-10-55. E-mail: apolikhina@inbox.ru 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4; 119991, Россия, Москва, ул.

Саидова Айна Салавдиновна, к.м.н., врач акушер-гинеколог отделения эстетической ги России. +7 (926)206-60-51. E-mail: asekova14@yandex.ru 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.

Баранов Игорь Иванович, д.м.н., профессор, заведующий организационно-метод! им. В.И. Кулакова» Минздрава России. Е-mail: i_baranov@oparina4.ru 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4.

About the authors:

Inna A. Apolikhina, MD, PhD, Head of Department of Aesthetic Gynecology and Rehabilitation, National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology named after Academician V.I. Kulakov. Professor of Department of Obstetrics, Gynecology, Perinatology, and Reproductology, Institute of Professional Education, I.M. Sechenov First Moscow State Medical University (Sechenov University). Tel.: +7 (495)735-10-55. E-mail: apolikhina@inbox.ru/

4, Oparina str., Moscow, 117997, Russian Federation; 8-2 Trubetskaya str., Moscow, 119991, Russian Federation.

Ayna S. Saidova, PhD, obstetrician-gynecologist of the Department of Aesthetic Gynecology and Rehabilitation, V.I. Kulakov National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology. Tel.: +7 (926)206-60-51. E-mail: asekova14@yandex 4, Oparina str., Moscow, 117997, Russian Federation.

Igor I. Baranov, MD, PhD, Head of the organizational and methodological department of the scientific and organizational support service, National Medical Research Center for Obstetrics, Gynecology and Perinatology named after Academician V.I. Kulakov. E-mail: i_baranov@oparina4.ru 4, Oparina str., Moscow, 117997, Russian Federation