МЭЛСМОН Японская инъекционная плацента для здоровья и красоты
Проверьте оригинальность
продукта по серии

Климактерий №3/2016. Преждевременная недостаточность яичников: новые возможности терапии.

Царегородцева М.В., Новикова Я.С., Подолян О.Ф. г. Москва

Актуальность проблемы

Согласно Рекомендациям Международного общества по менопаузе (IMS) 2016 г. по здоровью женщин зрелого возраста и менопаузальной гормональной терапии, под преждевременной недостаточностью яичников (ПНЯ), известной также как преждевременная менопауза, понимают первичный гипогонадизм в возрасте до 40 лет у женщин с нормальным кариотипом, которые ранее имели нормальный менструальный цикл.

Частота возникновения спонтанной ПНЯ составляет 1% среди женщин в возрасте до 40 лет и 0,1% среди женщин в возрасте до 30 лет [1].

Частота возникновения ятрогенной ПНЯ может расти в связи с растущими показателями выживаемости после химио- и лучевой терапии.

В настоящее время установлено, что женщины с ПНЯ имеют повышенный риск преждевременной заболеваемости и смертности. Они имеют нарушения эндотелиальной функции, ишемическую болезнь сердца, ишемический инсульт, более высокую частоту остеопоротических переломов, нарушения когнитивной функции и более низкое сексуальное благополучие.

Как правило, в лечении ПНЯ все внимание направлено на коррекцию эстрогендефицитного статуса и связанных с ним клинических проявлений. Методом выбора является менопаузальная гормональная терапия, успешно корректирующая симптомы гормональных нарушений, но без восстановления функциональной активности овариальной ткани, и имеющая ограничения у женщин группы риска развития венозной тромбоэмболии и рака молочных желез [2, 3]. Кроме того, при ПНЯ актуальна возможность восстановления репродуктивной функции. Экзогенные эстрогены оказывают положительное влияние на овуляцию и фертильность. Однако, по-видимому, овуляция происходит только если сывороточные концентрации ФСГ подавлены до значений менее 15 МЕ/л. Терапия гонадотропинами неэффективна в достижении овуляции, а агонисты гонадотропин-рилизинг гормона не увеличивают частоту наступления овуляции. Поэтому терапия синдрома ПНЯ представляет большие трудности, особенно при первичной ПНЯ, причина которой в большинстве случаев неизвестна.

В течение последних десятилетий в медицине интенсивно развивается «метаболическое» направление, рассматривающее обменные процессы различных уровней как основу или
фон для многих болезней, а клеточный энергообмен – как грандиозный комплекс процессов, обеспечивающих фактически все стороны жизнедеятельности живой материи, на уровне как целостного организма, так и отдельной клетки. Ключевым звеном этого комплекса является митохондрия – органелла общего назначения, имеющаяся в цитоплазме всех эукариотических клеток и выполняющая жизненно важные для каждой клетки функции. Основные биохимические процессы, происходящие в митохондриях, – это окисление жирных кислот, цикл трикарбоновых кислот, окислительное фосфорилирование, регуляция внутриклеточного распределения кальция, образование стероидов, регуляция апоптоза. В митохондриях интегрированы пути метаболизма белков, жиров и углеводов, осуществляются основные энергетические процессы. Нарушения клеточного энергообмена, в основе которых в первую очередь лежит митохондриальная недостаточность, ведут к широкому спектру клинических проявлений. Эти проявления зависят от степени вовлеченности в патологический процесс различных тканей и органов. В связи с этим изменения митохондрий способны вызвать сложную цепь патологических процессов на уровне клетки и всего организма в целом, и практически любые патологические состояния организма вызывают изменение процессов энергообмена в клетках внутренних органов и отражаются на функциональной активности и ультраструктуре митохондрий [4].

Например, доказано, что одним из метаболических признаков формирования гипоэстрогении у женщин репродуктивного возраста является повышение концентраций серотонина и гистамина при отклонении функциональной активности митохондрий.

В связи с этим, перспективным методом лечения ПНЯ может стать использование экстракта плаценты человека, в связи с его способностью к коррекции митохондриальной дисфункции, повышению активности клеточного и тканевого дыхания за счет антиоксидантного и противовоспалительного действия, что в итоге способствует увеличению регенеративных возможностей клеток и тканей.

В 1959 году Министерством здравоохранения, труда и социального развития Японии одобрено применение экстракта плаценты человека Мэлсмон® в связи с его фармакологической эффективностью для улучшения состояния женщин в перименопаузе. В России экстракт плаценты человека Мэлсмон® (производство Япония) зарегистрирован как лекарственное противоклимактерическое средство в 2011 году (регистрационный номер ЛП-000550). Эффективность экстракта плаценты человека у женщин в перименопаузе описана Jung Hwan Kim (2008) в многоцентровом плацебоконтролируемом исследовании. Позже эффективность препарата Мелсмон® в купировании климактерических симптомов, таких как приливы, бессонница, депрессия, нарушение менструальной функции и инволютивные изменения кожи, была продемонстрирована в ходе рандомизированного, слепого, плацебоконтролируемого проспективного исследования в параллельных группах, проведенного коллективом российских авторов [6]. В обоих исследованиях у пациенток с естественной менопаузой при подкожном введении экстракта плаценты человека наблюдалось уменьшение климактерических симптомов без изменения концентрации эстрадиола и ФСГ в крови.

Однако исследований о влиянии препарата на гормонпродуцирующую функцию яичников при преждевременной недостаточности яичников не проводилось. В связи с этим в течение 2015–2016 гг. в консультативно-диагностическом отделении Московского областного перинатального центра проводилось исследование эффективности экстракта плаценты человека (Мэлсмон®) в восстановлении овариальной функции у пациенток с преждевременной недостаточностью яичников.

Цель исследования

Оценить влияние экстракта плаценты человека на функциональную активность овариальной ткани у женщин с ПНЯ.

Методы исследования

Клинико-анамнестические, гормональные, эхографические.

Критерии включения в исследование: возраст менее 40 лет, нарушения менструального цикла. Согласно рекомендациям IMS, «диагноз ПНЯ следует подтверждать только после получения минимум двух результатов повышенного ФСГ (>40 МЕ/л) с интервалом не менее 4–6 недель..» В то же время, в соответствии с критериями STRAW+10 «период аменореи более 60 дней и другие подтверждающие критерии, напр., уровень ФСГ > 25 МЕ/л (стадия –1) соответствует поздней стадии менопаузального перехода». Поэтому в исследование были включены пациентки с концентрацией фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) >20􀁴40 мМЕ/мл. Все пациентки подписывали информированное согласие.

Критерии исключения: несмотря на отсутствие противопоказаний (согласно официальной инструкции по применению лекарственного препарата Мэлсмон®), в связи с инновационностью терапии у пациенток с ПНЯ, из исследования были исключены пациентки с осложненным онкоанамнезом, повышенными значениями онкомаркеров, гиперпластическими процессами эндометрия и миомой матки с размером доминантного узла более 2,5 см.

Клиническое наблюдение проведено у 41 пациентки с преждевременной недостаточностью яичников, которые условно были разделены на две группы: группа I (основная) – 25 пациенток, получавшие коррекцию синдрома ПНЯ путем подкожного экстрактом плаценты человека (Мэлсмон®), который вводился подкожно в течение 6 недель; группа II (контроль) – составили 16 пациенток с ПНЯ, которые в силу различных причин отказывались от лечения или не получали его. В качестве симптоматической терапии, направленной на коррекцию вегетативных и психоэмоциональных симптомов, назначались фитопрепараты, седативные средства.

Возраст пациенток колебался от 30 до 38 лет. Лечение пациенток с ПНЯ было направлено на улучшение общего состояния, восстановление менструаций, устранение симптомов, связанных с гипоэстрогенией.

В состав клинических групп были включены пациентки с нарушением менструальной функции, с симптомами ПНЯ и уровнем ФСГ > 20 􀁴 40 мМЕ/мл. Все обследуемые пациентки до вступления в исследование более года отмечали нарушения менструальной функции: вторичная аменорея 25 (60,9%) и явления спаниоменореи 16 (39,1%). Исходные уровни исследуемых гормонов: ФСГ – 39,4 ± 1,1 мЕд/мл, АМГФ – 0,36 ± 0,04 мкг/мл, ДГЭАС – 0,81 ± 0,15 мкг/мл, эстрадиол 37,6 ± 5,90 пмоль/л, прогестерон 2,3 ± 2,01 нмоль/мл.

При ультразвуковом исследовании органов малого таза у всех пациенток эндометрий был представлен линейной структурой толщиной 3,7 ± 2,3 мм («тонкий эндометрий»).

По указанным признакам пациентки были однородны, и значимых различий в данных показателях не выявлено.

После полного обследования, оформления информированного согласия пациента, оценки критериев включения и исключения (выявленные противопоказания при пайпель-биопсии эндометрия, СА-125, СА-199, СА-153, УЗИ молочных желез) женщинам 1-й группы вводился подкожно экстракт плаценты человека Мэлсмон® в течение 6 недель по схеме: по 2 ампулы (4 мл (100 мг) подкожно в живот по акупунктурным точкам 􀁵 2 инъекции в неделю – 4 недели; далее по 1 ампуле (2 мл (100 мг) 􀁵 2 инъекции в неделю – 2 недели). Всего в схеме терапии было введено 20 ампул препарата (в ампуле по 2 мл (100 мг).

Результаты лечения оценивали по характеру менструального цикла, а также гормональному профилю и эхографическому исследованию малого таза.

После 6 недель лечения у 8 (32%) пациенток Группы I (получавшей Мелсмон®) на фоне аменореи появилась менструальноподобная реакция (циклические мажущие кровянистые выделения) и улучшилось общее состояние в виде полного регресса вегетососудистых и психоэмоциональных симптомов, а у 5 (20%) женщин с аменореей восстановился нормальный менструальный цикл. Таким образом, позитивный эффект был отмечен у 13 (52,0%) пациенток. На фоне лечения женщины отмечали улучшение качества жизни: повышение работоспособности, уменьшение частоты депрессивных состояний, улучшение сна. Динамика симптомов оценивалась субъективно пациент ками. Анкетирование с использованием анкеты «Сон» и ММИ Купермана не проводилось. Оценка эффективности препарата «Мэлсмон» в отношении перечисленных выше климактерических симптомов не являлась целью данного исследования, т. к. была доказана в предыдущих клинических исследованиях.

В ходе исследования у пациенток группы I не было установлено нежелательных эффектов во время проведения терапии препаратом Мэлсмон®.

После проведенного 6-недельного курса инъекций были оценены в динамике гормональные и эхографические критерии гипофункции яичников относительно исходного фона: ФСГ – 10,1 ± 1,7 мЕд/мл, p < 0,05, АМГФ – 0,87 ± 0,03 мкг/мл, p > 0,05, ДГЭАС – 1,10 ± 0,25 мкг/мл, p > 0,05, эстрадиол 817,6 ± 5,90 пмоль/л, p < 0,05 прогестерон 12,2 ± 1,21 нмоль/мл, p < 0,05 (табл.). Таким образом, отмечено достоверное снижение содержания ФСГ до границ возрастных физиологических норм на фоне нормализации эстрогенного статуса. При
УЗИ органов малого таза толщина М-ЭХО увеличилась в среднем на фоне терапии до 8,1 ± 2,9 мм, (p < 0,05) (рис. 1).

У пациенток второй группы, не получавших лечения, указанные изменения отсутствовали. Кроме того, у 5 (20%) пациенток отмечена положительная эхографическая динамика фолликулогенеза (рис. 2).

Необходимо отметить наступление беременности у одной пациентки по программе ЭКО с собственной яйцеклеткой. В настоящее время срок гестации составляет 17 недель, беременность прогрессирует.

Динамика основных показателей в группе Мэлсмон®
ФСГ
мЕд/мл
АМГФ
мкг/мл
ДГЭАС
мкг/мл
Эстрадиол
пмоль/л
УЗ толщина
эндометрия, мм
Восстановление
менструальной
функции
Исходное
состояние
38,4 ± 1,1 0,36 ± 0,4 0,81 ± 0,15 37,6 ± 5,90 3,7 ± 2,3
После 6 недель терапии
препаратом Мэлсмон®
10,1 ± 1,7
p < 0,05
0,87 ± 0,3
p > 0,05
1,10 ± 0,25
p > 0,05
817,6 ± 5,9
p < 0,05
8,1 ± 2,9
(p < 0,05)
13 (52%)
женщин

 

Рис. 1. Изменение эхографической картины эндометрия в группе Мэлсмон®
   
 До лечения: М-ЭХО 3,7 ± 2,3 мм (p < 0,05) Через 6 недель терапии Мэлсмон®:
М-ЭХО 8,1 ± 2,9 мм)

 

Рис. 2. Изменение эхографической картины фолликулогенеза в группе Мэлсмон®
   
До лечения Через 6 недель терапии Мэлсмон®

Интересно, что отмечалось также увеличение АМГ в группе Мэлсмон® (с 0,36 ± 0,4 мкг/мл исходно до 0,87 ± 0,3 мкг/мл после 6 недель терапии и 0,66 ± 0,3 мкг/мл через 2 месяца терапии). Аналогичные результаты были получены при оценке ДГЭАС (0,81 ± 0,15 мкг/мл исходно по сравнению с 1,10 ± 0,25 мкг/мл через 6 недель терапии. Однако ввиду малой выборки и короткой продолжительности курса терапии полученные данные статистически недостоверны (p > 0,05) и требуют продолжения изучения.

Анализ результатов клинического исследования позволяет сделать вывод, что экстракт плаценты человека оказывает нормализующее действие на клеточный метаболизм яичников, способствует нормализации нейрогуморальной функции у пациенток с ПНЯ в 52,0% случаев и может с успехом применяться для восстановления менструальной функции и лечения вегетососудистых расстройств, особенно у лиц с ПНЯ в самом начале возникновения синдрома с задержками менструации в течение 6 мес.

Обсуждение результатов

Описанный пример эффективной коррекции преждевременной недостаточности яичников является лишь фрагментом возможностей плацентарной терапии, основанной на уникальных свойствах биогенных регуляторов (низкомолекулярных сигнальных пептидов, аминокислот, полиненасыщенных жирных кистот и др.), входящих в состав экстракта плаценты человека:

  • 18 аминокислот, в т. ч. незаменимые для организма человека, которые проявляют антиоксидантную активность (тирозин, триптофан, фенилаланин, урацил), а глутаминовая и аспарагиновая аминокислоты способны связывать свободные радикалы;
  • моносахариды, которые вступают в реакции окисления, приводящие к образованию 3 типов кислот: глюконовой, глюкуроновой и глюкаровой и принимают активное участие в обмене информацией между клетками и межклеточным веществом;
  • полиненасыщенные жирные кислоты (омега-3, стеариновая, пальмитиновая, миристиновая, арахиновая и т. д.), задача которых – обеспечивать пластичность клеточных мембран, снижать окислительный стресс и увеличивать экспрессию противовоспалительных маркеров;
  • низкомолекулярные (сигнальные) пептиды обеспечивают котрансляционный или посттрансляционный транспорт белка в соответствующую органеллу (ядро, митохондрия, хлоропласт, эндоплазматический ретикулум, апопласт или пероксисома), тем самым влияя на экспрессию генов, создают оптимальный физиологический темп деления клеток, регулируют межклеточные взаимодействия и нормализуют метаболические процессы [5].

Кроме того, вероятно, эффективность экстракта плаценты человека связана с установленной в исследованиях in vitro способностью регулировать митохондриальную недостаточность и клеточный обмен за счет активации фермента сукцинатдегидрогеназы (СДГ) и изменения площади очагов ферментативной реакции сукцинатдегидрогеназы в лимфоцитах, тромбоцитах и фибробластах [8].

Установленное в нашем исследовании значимое увеличение концентрации уровня периферических овариальных гормонов и снижение ФСГ при введении экстракта плаценты человека (в отличие от проведенных ранее клинических исследований у женщин в перименопаузе), вероятно, связано с молодым возрастом пациенток и более значимыми компенсаторными возможностями при введении активных биологических компонентов, входящих в состав экстракта плаценты человека (аминокислот, низкомолекулярных пептидов, моносахаров, ПНЖК и микроэлементов) по сравнению с пациентками менопаузального периода [6].

Необходимо отметить положительное влияние экстракта человеческой плаценты не только на гормонопродуцирующую функцию яичников, но и на эндометрий. На фоне проводимой терапии достоверно увеличивалась величина М-эхо, что указывает на реализацию антиоксидантного и противовоспалительного действия препарата. В экспериментах на животных моделях было доказано снижение уровня провоспалительных цитокинов в условиях хронической интоксикации и хронического воспаления при введении экстракта плаценты человека [7].

Отсутствие нежелательных эффектов терапии в основной группе подтверждает безопасность препарата Мэлсмон® – за 60 лет производства и использования препарата в Японии не было зарегистрировано ни одного случая возникновения побочных эффектов, требующих отмены препарата. Безопасность гарантируется государственной программой отбора доноров и высокотехнологичным многоступенчатым производством, включающим контроль качества и безопасности на всех этапах. При ввозе на территорию РФ препарат повторно проходит проверку и все испытания на животных для подтверждения качества и безопасности.

Таким образом, возможности позитивного влияния экстракта плаценты человека (Мэлсмон®) на гормонопродуцирующую функцию яичников, позитивное влияние на восстановление менструальной функции и М-ЭХО показателей указывают на возможность использования препарата в комплексном лечении данной категории пациенток.

Дальнейшие исследования могут изменить представления о роли препарата Мэлсмон® не только в терапии климактерических расстройств, но и в терапии широкого спектра заболеваний в гинекологии, в том числе у пациенток с низким овариальным резервом, при синдроме «тонкого эндометрия», для улучшения качества созревающего фолликула и создания стабильного гормонального баланса для наступления, успешного развития и вынашивания беременности.

А также они смогут приблизить клиницистов к созданию более комплексного подхода в глобальной anti-age стратегии, направленной на профилактику биологического старения организма.

Список литературы

  1. Baber R.J. , Panay N., Fenton A. the IMS Writing Group (2016) 2016 IMS Recommendations on women’s midlife health and menopause hormone therapy // Climacteric. 19. 2. Р. 109–150. DOI: 103109/13697137.2015.1129166. Ссылка на статью: http: //dx.d0i.0rg/l 0.3109/13697137.2015.1129166
  2. Медицина климактерия / Под ред. В.П. Сметник. – М., 2006. – С. 166–186.
  3. Kalu E., Panay N. Spontaneous premature ovarian failure: management challenges // Gynecol. Endocrinol. 2008. № 24 (5). Р. 273–279.
  4. Rustin P., Munnich A., Agneás Roètig. Succinate dehydrogenase and human diseases: new insights into a well-known enzyme // Eur. J. Human. Genet. 2002. 10. Р. 289–291.
  5. Togashi S, Takahashi N, Iwama M et al. Antioxidative collagenderived peptides in human placenta extract // Placenta. 2002. 23 (6). Р. 497–502.
  6. Коваленко И.И., Сутурина Л.В., Аталян А.В. Эффективность применения экстракта человеческой плаценты у женщин с климактерическими симптомами в перименопаузе // Мать и дитя в Кузбассе. 2015. №4 (63). С. 26–30
  7. Park S.Y., Phark S., Lee M., Lim J.Y., Sul D. Anti-oxidative and anti-inflammatory activities of placental extracts in benzo[a]pyrene- exposed rats // Placenta. 2010. 31 (10). Р. 873–879.
  8. Измайлова Т.Д. Персонализированные протоколы метаболической коррекции как основа anti-age программ // Инъекционные методы в косметологии. 2016. № 1. C. 24–37.

Добро пожаловать

Данный ресурс посвящен рецептурному лекарственному препарату Мэлсмон.
Укажите, пожалуйста, цель вашего посещения:

Цель визита